ТЕЛЕСНОСТЬ.ru

Впервые здесь?.. | Задать вопрос

найти на сайте:

Альфа

здесь про тело

Омега

здесь про дух

Пси

здесь про их
взаимодействие

Терапия

здесь  про терапию души-телесности

Вы находитесь здесь:
ТЕЛЕСНОСТЬ.ru / Омега  / Этика / Информационное пространство и природа плагиата.

   

Информационное пространство и природа плагиата.

...или невеселые размышления клинического психолога на этические темы...

© 2005-2009
Е.Э.Газарова

Мало у кого возникнет сомнение в том, что мы живем в общем информационном пространстве. Оно создается деятельностью всех людей и наполнено самыми различными знаниями обо всем на свете. По этой причине информационное пространство представлено как идеями, так и носителями идей. Не хотелось бы в рамках этой статьи ссылаться на гипотетически возможный метафизический источник идей, поскольку к теме, которую я здесь затрагиваю, это не имеет никакого отношения.

Информационное пространство Земли создается столько времени, сколько существует человеческий род, и я не вижу никакого особого достоинства в том, что тот или иной человек в то или иное время представляет ту или иную идею. Поскольку за способностью «доносить идею» стоят вопросы и вектор индивидуального развития. Возможно, достоинство — в нем. Гении и пророки — не исключение, просто их развитие начинается из гораздо более высокой духовной точки. Поэтому, как мне кажется, корректнее было бы считать, что информационное пространство представляет идею через человека. Однако, человек, представляющий ее, считается «автором». Известно, что, как правило, авторы скромностью не отличаются и рассматривают себя как исключительное явление, предназначение которого — «явление себя». Замечательная мысль Юнга — «мы должны быть скромными», или неловкость Бодлера в связи со своей востребованностью — чрезвычайная редкость в мире авторов.

Идеи вызревают как следствия предыдущих и служат причинами следующих за ними. Действуют принципы естественного развития, противопоставления, дополнения. По сути, совершенно новые идеи — единичные, эпохальные события. Чаще встречаются уникальные и они, конечно же, выглядят как нечто доселе невиданное. В этом случае ощущение новизны создается тем, что такие идеи разворачивают сложившиеся до них представления кардинальным образом. Или тем, что настолько неожиданно вносят оживляющий элемент в устоявшиеся представления, что явление, процесс или вещь освещаются по-новому. Некогда существовала практика анонимного представления идей. По моему мнению, это — гораздо более честная подача знаний в мир, ибо тогда всякий автор воспринимал себя как «передающую» часть мироздания и относился к себе просто. Ныне такая практика, хоть и возможна, но маловероятна: во-первых, потому что мы живем в консенсусной реальности и давно договорились, что каждый из нас — отдельная личность, во-вторых, по причине особых психологических проблем современного «цивилизованного» человека. Обозначаю слово «цивилизованный» кавычками, поскольку цивилизованность предполагает развитую внутреннюю культуру, невозможную без развитой этики. А этика обращает нас не только в сторону операциональной духовности, т.е. социальной морали, но, прежде всего, в сторону совести-совестливости. Так вот, эту самую цивилизованность я лично вижу все реже и реже. В отличие от случаев явного плагиата, с которым сталкиваюсь все чаще и чаще. Только за четыре прошедших месяца их насчиталось три: два из них касались моего друга, очень известного психотерапевта, реального «подателя идей» и автора, третий — лично меня (фамилию друга приводить не буду, поскольку он меня о защите своих авторских прав не просил). Причем, что примечательно, и мой друг, и я придерживаемся такого отношения к проявлению идей в мире, какое описано в начале этой статьи. То есть, не приписываем себе особой значимости, зная, что кто-то до нас что-то похожее уже придумал, открыл, сделал. Но….. в иное время, в иной форме, с иными деталями, под другие задачи. Потому и у нас появляется возможность нечто добавлять к уже известному и как-то «разворачивать» материал в соответствии с требованиями времени и задачами. Воистину, «что было, то и будет, и что творилось, то и будет твориться, и ничего нет нового под солнцем» (Книга Экклезиаст, 1:10). Вероятно, в силу нашей философской позиции некоторые «авторы» считают допустимым присваивать для своих монографий и статей наши целостные разработки.

Следствие: их статус, имя, деньги.

….Меня всегда страшила мысль: я ведь не могу прочитать всех книг, прослушать все лекции и знать все, о чем на мою тему до меня писали и говорили другие. А что, если те же мысли, примерно теми же словами уже где-то прошли, а я не сослалась на автора. Тогда моя работа по умолчанию будет считаться плагиатом, и я никогда и никому не смогу доказать, что мои действия непреднамеренны. Совесть же замучает! К тому же, в каждый период в воздухе «витают» вполне определенные идеи. Об «этом» размышляют, говорят, спорят, дискутируют. Значит, подошло время для «этого», животрепещущего, вопроса, и люди ищут на него ответ. Тогда, какая разница, кто озвучивает ответы, если их ищут многие, ведь мы — в общем информационном пространстве! Ведь формируется «круг представлений», в котором оперируют родственными понятиями, изъясняются похожими словами и даже блоками слов. Если я присоединяюсь к автору в его гипотезах, размышлениях и выводах и соглашаюсь с ними, они становятся и моими, интериоризируются, присваиваются. Так имеет ли тогда значение, сослалась я на него в своем выступлении, или нет? Разве не все ли равно, кто транслирует хорошую идею?

Попробую по порядку ответить на свои же вопросы с учетом того, что каждый имеет право на ошибку. Во-первых, «круг представлений» сильно отличается от плагиата. Во-вторых, как уже было сказано, мы давно отменили практику анонимной подачи материала. Каждый из нас лично несет ответственность за то, что он говорит и пишет. Поэтому вопрос трансляции идеи сводится еще и к ответственности перед общечеловеческим информационным пространством за суть и качество трансляции. В-третьих, если автор пишет на тему, которую разрабатывает не только он, но, в силу нехватки времени, не сумел осилить весь материал по этой теме, то, я считаю, необходимо найти эрудированного редактора. Он в нужных местах пометит, что неплохо было бы здесь сослаться на такого-то. В-четвертых, действительно бывают случаи синхронизации, и разные авторы пишут об одном и том же в одно и то же время очень близкими по значению словами. Думаю, здесь место прояснению ситуации и уважительному пожатию рук друг другу.

Но когда я, открыв «Психологический словарь», выпущенный солидной редакционной коллегией под общей научной редакцией проф. П. С. Гуревича издательством ОЛМА Медиа Групп в 2006 году, и, начав читать статью «Телесность», обнаружила с первых строк, что существенную ее часть составляют дословные фрагменты почти всего определения телесности из моей монографии «Психология телесности» (ИОИ; М., 2002) без ссылок на автора, никаким другим словом, как только словом «ПЛАГИАТ», я это назвать не смогла. Мой взгляд сразу отметил специально внесенные единичные искажения (похожие по значению слова) и, в двух-трех местах, перестановку слов. Не имею претензий ни к издательству, ни к проф. П. С. Гуревичу. Он, будучи эрудитом, все же не может знать всех слов из всех книг в их прямой и диагональной последовательности. Я даже не имею вопросов к доц. Э. М. Спировой (член редакционной коллегии), чьим именем подписана статья. По той причине, что каждый день занимаюсь «психологическими проблемами современного цивилизованного человека» и посему представляю, ЧТО может лежать в основе «проблемы плагиата». Если коротко, то, наверное, это — страх проиграть, который, по моему опыту, ориентирует нас на более фундаментальный уровень человеческих страхов — уровень страха жизни и страха смерти (см. монографии В. Ю. Баскакова и многочисленные статьи по этому вопросу на сайтах — Института танатотерапии и Телесность.ru). И, конечно же, будучи филантропом, я не буду подавать на госпожу Спирову в суд за нарушение моих авторских прав, потому что это лишь усилит ее страхи. Но для примера приведу один фрагмент из трех присвоенных, дабы слова мои не были безосновательными.

Вот текст из монографии: «В отличие от индивидуального тела, одного и единственного в жизни человека, телесность изменяема: характер ее меняется в соответствии со знаком телесно-чувственных процессов. Эти изменения не идентичны процессам развития, взросления или старения, но перечисленные процессы влияют на нее и в ней проявляются. Поскольку ее формирование зависимо от внешних и внутренних условий, то значительные изменения этих условий влекут за собой изменения телесности человека. На состоянии телесности отражаются мотивации, установки и, в целом, система смыслов индивидуума, поэтому она хранит обобщенное знание человека и представляет собой материальный, видимый аспект души (психе)» (стр.72).

А вот фрагмент из статьи Спировой в словаре (жирным курсивом выделены измененные слова): «В отличие от индивидуального тела, одного и единственного в жизни человека, Т. переменчива: характер ее меняется в соответствии со знаком телесно-чувственных процессов. Эти изменения не тождественны процессам развития, взросления или старения, но перечисленные процессы влияния (это, скорее всего, опечатка) на нее и в ней проявляются. Поскольку ее формирование зависимо от внешних и внутренних условий, то значительное изменение этих условий влекут за собой изменения Т. человека. На состоянии Т. отражаются мотивации, установки и в целом система смыслов индивида, поскольку она хранит обобщенное знание человека и представляет собой материальный, видимый аспект души» (стр.671).

Опираясь на вышеприведенный пример, вернусь к информационному пространству. Так вот, тема телесности становится в наши дни весьма популярной и интересует все большее число размышляющих людей. Не только психологов и философов, отнюдь. Хоть само слово «телесность» приживается в информационном пространстве тяжело и медленно. В этой теме уже работает немало способных людей, но лишь у немногих есть реальные авторские разработки по этому уникальному и сложнейшему явлению. Из тех авторов, которых я читала, особенно выделяю для себя Т. С. Леви (помимо различных сборников, статьи Т. С. Леви можно прочитать на этом сайте) и А. Ш. Тхостова (в первую очередь, монографию «Психология телесности», Смысл, 2002). На мой взгляд, это — серьезные исследователи, яркие и самодостаточные. В моей монографии 2002 года, несмотря на ее схематичность, простоту и реверанс в сторону телесно-ориентированной психотерапии (что в настоящее время отсутствует), есть развернутое определение телесности, на которое профессиональное сообщество никак не отреагировало. До этой работы определений телесности не было ни в лингвистических, ни в психологических, ни в философских словарях и энциклопедиях. На сегодняшний день их уже несколько, в частности, есть развернутое определение к. псих. н. Бесковой Д. А (МГУ). На мое имеется свидетельство РАО об авторском праве: № 5773 от 07.08.2002 г., т.е. за пять месяцев до выхода монографии из печати. Конечно же, наивно предполагать, что определение полностью описывает телесность. Безмерная глубина и невероятная ее сложность предполагают постоянные исследования и обобщения. Поэтому я уверена, что дополнений в определении не избежать, и на сайте Телесность.ru уже выложен дополненный вариант. Тем не менее, оно — такое развернутое — первое, и сообщает некоторые реперные точки, позволяющие ориентироваться в столь сложном феномене, особенно не специалисту. А другой задачи я и не ставила.

Прошло совсем немного времени, и к определению стали обращаться, но без ссылок на автора. Причем, некоторые фрагменты его стали «крылатыми фразами». Со своими взглядами на общность информационного пространства и готовность делиться идеями «бесплатно», я была удовлетворена: работает. И не реагировала. Так и происходило бы, если б не оценка того, что именно делает плагиатор с авторским материалом! Он кастрирует его, лишает его «крыльев», не может развить потенциал, содержащийся в нем, использует его не по назначению, суетится и торопится: плагиатором движет мотив произвести впечатление и получить карьерные бонусы.

Следствие: материал, который в авторском интеллектуальном пространстве имеет глубину и перспективу, в интеллектуальном пространстве плагиатора становится плоским, обесточенным и дезориентирующим.

Приведу пример. Финал определения, он же — финал первой части монографии: «Так же, как и тело (tъlо / Теllus — основа, почва, земля), телесность призвана выполнять охранительную и поддерживающую функции в адаптационных процессах, и в этом — ее первое назначение.

Уровень развития телесности (диапазон) позволяет человеку в той или иной степени "резонировать" с миром и духовно совершенствоваться, что является другим ее назначением.

Третьим, последним назначением телесности является обеспечение разъединения души и тела в момент смерти.

Телесность сводит воедино "несводимый" дуализм идеального и материального, души и тела, "высокого" и "низкого". Более того, именно наличие телесности, как реального феномена, делает несостоятельным противопоставление энергий психики и тела, утверждая их синтез и единую биопсихическую структуру "человек"» (стр.72). Эта, самая важная для меня, обобщающая часть определения и всей теории (гл.1–3) имеет в монографии логическое продолжение в теме Христа и Апостола Павла (гл.7), о чем я скажу ниже.

А это — фрагмент из статьи в словаре: «Так же, как и тело (пропущена семантика слова „тело“), Т. призвана выполнять охранительную и поддерживающую функции в адаптационных процессах, и в этом ее первое назначение. Уровень развития Т. (диапазон) позволяет человеку в той или иной степени „резонировать“ с миром и духовно совершенствовался, что является другим ее назначением. Третьим, последним назначением Т. является обеспечение разъединения души и тела в момент смерти. Т. сводит воедино „несводимый“ дуализм идеального и материального, души и тела, „высокого“ и „низкого“. Более того, именно наличие (пропущено „телесности“), как реального феномена делает несостоятельным противопоставление энергий психики и тела, утверждая их синтез и единую биопсихическую структуру „человек“» (стр. 671).

Не понимая, как воспользоваться материалом, сразу вслед за этим фрагментом доц. Спирова пишет: "Жизнь тела — это одна из сквозных тем А. Лоуэна. «Мы должны согласиться с тем, — Лоуэн, — что за несколько миллиардов лет….» и т.д. (там же). Логично? Я лично испытываю неловкость в связи с тем, что «автор» соскользнул на «жизнь тела» — лишь часть жизни телесности. Неискушенный же читатель дезориентирован, поскольку ему через такую последовательность содержаний подспудно сообщили послание: «телесность = жизнь тела».

В монографии «Психология телесности» определение телесности следует за размышлениями о духовности и этической направленности человека и является гимном Душе и Человеку, а в статье Спировой важнейшая часть определения следует за словами: «Человек прежде всего животное. Он животное, потому что зависим от животного функционирования тела. Однако в нормальных отношениях он с трудом удерживает в уме, что первоначально он — животное» (там же). Вновь программирующая последовательность.

Итак, определение телесности имеет логическое продолжение в анализе напутствий Иисуса Христа и посланий Апостола Павла (гл.7). Священное Писание удивительно и неподражаемо приглашает нас в тайну метафизики телесности, многозначительно, но прямо показывая, как дух и тело вместе творят телесность и душу. Даже скромное прикосновение к этим великим текстам сообщает больший простор моим размышлениям о телесности человека, чем изучение многих умных научных работ «по этому вопросу». Когда «автор» не ссылается на автора и так компилирует текст, как это было показано выше, он: а) показывает, что взялся писать о том, чего не понимает, б) попутно дезориентирует читателя, в) в связи с отсутствием ссылок лишает возможности заглянуть в авторский текст, который в другом месте работы открывает перспективу плодотворным самостоятельным размышлениям и неординарным выводам.

Следствие: читатель не идет в сторону, предложенную автором.

Вот именно в этом пункте моих наблюдений и возникает вопрос о природе плагиата и подспудном, невидимом влиянии этой природы на информационное пространство. Точнее, на его качество. Вот ведь что получается: плагиатор, человек, который присваивает чужое авторство, делает это в соответствии со своими «психологическими проблемами», о чем я вынесла очень скромное предположение. Но если это ему сходит с рук (а многочисленные опыты плагиата доказывают это), он утверждается в правомочности своего поведения. И здесь мы уже выходим на уровень этических проблем. А этика, повторюсь, обращает нас в сторону совести, и только во вторую очередь — в сторону операциональной духовности, т.е. социальной морали. По этому вопросу есть прекрасная статья Юнга, «Совесть с психологической точки зрения». С позиций социальной морали плагиатор совершает преступление перед другой личностью, потому что присваивает ее авторство, за что существует уголовная ответственность. Но с позиций этики картина выглядит несколько иначе. И вот почему. Два «пласта» духовной компоненты человека, психологический и этический, неразрывно связанные с тех пор, как люди стали различать добро и зло, продуцирую друг в друге вполне определенные причины и следствия. Но вектор и глубина влияния этих пластов «внутри» человека разные. То, что считается психологической проблемой, осложняет жизнь человеку и его окружению. То, что считается этической проблемой, имеет далеко идущие последствия, поскольку обращено в сторону инфернализации информационного пространства. Если, конечно, с этой проблемой не работать. Смею напомнить, что Апостол Петр всю жизнь изживал в себе не психологическую проблему страха смерти в момент отречения, а позорную трусость. Он точно знал (хоть и не называл это нашими умными словами), что это — этическая проблема, поскольку его отречение от Христа способствовало злу в нём, Петре. А, значит, в мире. Потому, как апостолы знали: что внутри человека, то и миру сообщается.

…..И здесь в моей персональной этической реальности возникает конфликт. Имею ли я право столь резко и непримиримо высказываться по ничтожному поводу плагиата, тем более, что идеи все равно витают в воздухе? Имею ли я право, ежедневно встречаясь с душевной болью человека и зная, как трудно вывести его в зону ресурса, так жестко себя вести с госпожой Спировой? Может, лучше тихо в суд подать с пользой для себя? Есть ли смысл говорить об инфернализации информационного пространства, когда в нашем сообществе уже давным-давно не принято и неприлично говорить на тему добра и зла?

Я себе это право даю по трем причинам. Во-первых, потому, что по моим наблюдениям плагиат в зоне психологии и психотерапии стал явлением весьма распространенным. Но в связи с тем, что психологи и психотерапевты — люди понимающие (особенно, те, у кого заимствуют), они считают ниже своего достоинства «выяснять отношения», чем способствуют злу. Во-вторых, потому что, работая много лет в причинно-следственных взаимодействиях, я научилась видеть далеко идущие последствия некоторых «причин» бездействия. И, наконец, в-третьих, потому что плагиат сводим к трусости, зависти, жадности и тщеславию. А это уже круг этических заболеваний. Нездоровая конкуренция (вместо нормального и доброжелательного соревнования) характеризует многие транзакции в нашем профессиональном сообществе. Я рассматриваю это как признак этической слабости. Тот факт, что мы позволяем разрастаться этим явлениям в поле психологии и психотерапии, а именно, в той области человековедения, которая для многих не религиозных людей заменила церковь и, в целом, призвана оказывать помощь в самопознании, возмутителен. Наше сообщество, разбросанное по многим странам и объединенное феноменом «психе» — души, призвано адекватно работать на идею «психе» как ключевой и бессмертной части человека, резонирующей с миром, в мире и для мира.

Поэтому очень хочется задать нам, психологам и психотерапевтам, один, и только один, вопрос. ДОКОЛЕ? Доколе мы, прикрываясь профессионализмом и способностью анализировать, осознавать, понимать, трансформировать, интегрировать и абсорбировать причины поведения всего, что движется на этой планете, будем отказывать себе в удовольствии ПРОСТОЙ, НОРМАЛЬНОЙ и ЧЕСТНОЙ ОЦЕНКИ? Не подменяем ли мы порой наши этические проблемы «психологическими проблемами современного цивилизованного человека»? Не работает ли порой наш профессионализм против обыкновенной человечности и нормальной этики в нас самих, а значит, и в мире?

Опубликовано: Gazarova, 16.11.07



Материалы по времени опубликования:

«  ранее:  Психологическая граница как телесный феномен (из темы "Психология") «

»  далее:  Телесность терапии (из темы "Терапия") »

 


Хотите узнавать об обновлениях на сайте? Впишите свой адрес и нажмите кнопку.

Чтобы отписаться, пишите мне на gazarova@telesnost.ru




Работает на
Movable Type 3.14