ТЕЛЕСНОСТЬ.ru

Впервые здесь?.. | Задать вопрос

найти на сайте:

Альфа

здесь про тело

Омега

здесь про дух

Пси

здесь про их
взаимодействие

Терапия

здесь  про терапию души-телесности

Вы находитесь здесь:
ТЕЛЕСНОСТЬ.ru / Омега  / Этика / Элита

   

Элита

Юлия Ларионова

Признаки избранности

Вы любите сочетание вина с сыром? И не только французского толка, но и глобалистских экспериментов. Например, умело вручную поломанная острота кавказского чанаха, сдобренная пышнотелым красным из нового света Чили, Аргентины или какого-нибудь ЮАР. Или гниловатая голубизна датских-немецких мягких сыров с ясностью сладости токайского. Разумеется, описанное сочетание только повод для беседы и смелый эксперимент. Не забудьте орешки, изюм и мед – и можно прослыть гурманом.

Надпись на упаковке.

Сыр с красной плесенью, французский, хранится 4 недели с момента производства, несколько месяцев зреет в подвалах, изготавливается из молока. Употребляется с вином по значительным поводам.

Хотя вся интрига закручена вокруг самых простых вещей, дразнящих своей доступностью и близостью к вечным ценностям pater familias: скисшего молока и кислого виноградного сока.

Такой же процесс происходит с человеческим сообществом – лучшая часть общества – кислый сок повседневности и скисшее молоко рассудочности.

Элита

Понятие «элита общества», тщательно затертое в глянцевой журналистике, похоже на описание обычного продукта – деревенского сыра из Нормандии. Все вроде бы понятно, но совершенно неясно: кто, как и зачем.

Само слово «элита», осколок старой дворянской эпохи, означало отборных, выдающихся людей эпохи, определявшихся для потомков властью над умами и душами современников. Но кто сейчас из публичных людей не готов потешить себя приятной мыслью, что он-то и есть это самое лицо? Особенно если полистать подшивки толстых модных журналов.

Политики, артисты, спортсмены, бизнесмены, рестораторы и дизайнеры – всяк старается на свой лад портретироваться в сиюминутном блеске разворотов для фотосессий. И это прекрасно! Улыбающиеся люди на празднике всегда приятнее тех же людей за работой. Поэтому секрет съемок самых успешных моделей мира – выглядеть как светские дамы, на минуточку остановившиеся, когда их и запечатлел фотограф. А так – у них дела. Вот почему съемка деловых женщин, когда они позируют, такое трудное дело – печать рабочей сосредоточенности никаким макияжем не скрывается. Фото-отчеты с праздников предлагают взглянуть на гостей беспристрастно, явно претендуя на то, что это и есть элита.

Признаки и свойства

Категоризация – самое приятное определение круговорота изменений. Взявшись за труд классификатора, следует задать систему координат: старая элита, новая элита, квазиэлита.

Понимание, что есть старая элита, приходит в противоречие со старыми добрыми традициями. Применительно к элите – это те, кто отвергает старое, устанавливая новое. Если ничего нового не появляется, то старое мимикрирует под новое и начинается период стагнации общества. А значит, элитарный слой, поставляющий самое-самое выдающееся, не выполняет свою просветительскую функцию для общества. Общество – это система. Любая система построена на связях – горизонтальных, вертикальных, диагональных. Косная, нединамичная система построена на простых, повторяющихся связях – родовая вертикаль, дружеская горизонталь, властная пирамида были хорошо представлены в моно-обществах. Например, в советском, или американском времен Бенджамена Франклина, или в некоторых частях современного азиатского мира. Такие общества медленно поворачиваются, долго соображают, развиваются, слизывая что-то у соседей (покупая, воруя), и очень просто организованы. То есть, основной слой выдающихся людей там формируется за счет родственных связей, поэтому элитой там становится всякий принадлежащий к роду власти – семье, клана. Это самый простой способ формирования элиты: рекрутинг новых людей происходит в основном через брак. Это самый доступный способ попадания, но не самый эффективный для развития общества. В таких обществах сильны традиции, особенно формальные, с трудом принимаются инновации, и развитие идет рывками. Тем не менее, такие сообщества весьма живучи, хотя люди, конечно, не певчие кенары, которых специально подсаживают к самым голосистым, но благодатная среда обитания дает многое для развития личной одаренности. Современный пример – старая европейская аристократия, которая уже давно ничего не решает, но всему задает тон. У нас – это дети потомственных интеллектуалов, представителей чиновничества и генералитета, художественных монополистов на государственной службе, ставшие деловыми или творческими профессионалами. Это – среда, проникающая в человека вместе с цветом стен школы и маршрутом домой от репетитора, где своих узнают по интонации и выбору обуви. Следующая ступень – образование. Оно по-прежнему важно, хотя и не решает так много, как в Европе, где дружеские отношения, сложившиеся в годы учебы определяют карьеру, декларируя ценности старой элиты как способ жизни. Мы придем еще к этому, как пришли к умению есть французскую гастрономию. Монолитность старой элиты сохраняют устоявшиеся взгляды на жизнь и приверженность к консерватизму. Попасть в нее можно, если стать образованным человеком, профессионалом, и правильно выбрать спутника жизни. К посторонним присматриваются долго, но если принимают, то вводят туда, куда вход только для избранных – во власть должности. Причем, это может быть и бизнес, например, владение не одним успешным рестораном или магазином сувениров.

Новая мировая власть

Сложнее с определением места новой элиты. Аксиомой считается, что прогресс – это все новое, что есть хорошо забытое старое, не подлежащее сомнению и пересмотренное под новым углом. Это – неотъемлемый признак новой элиты – самой модной, самой знающей, самой cool. Грань зыбкая, потому что старая элита вообще не считает, что есть деление на старую и новую, а значит, не хочет делиться властью Новая элита решает проблему контакта по-новому динамично и по-старому практично – она создает новые коалиции, базой для которых становится творчество. Способы попадания примитивны – все профессии искусства, связанные с ремеслом. Ремесло, набор добротных приемов, – отменный показатель: делается то-то новое или нет. Пример: напишите статью на один журнальный разворот и напечатайте ее, тогда представите, сколько времени займет книга в 150 страниц. А писательское ремесло – самый лучший лифт к вершине реальной власти над умами и сердцами современников. Успешный торговец вином и владелица мебельных этногалерей в одночасье стали известными, желанными после выхода своих книг о местечковых нравах и привычках богатых и трудолюбивых. Если уметь грамотно наблюдать, где живешь. Поэтому так много журналов с мало-читаемыми текстами, но с очень красивой сопровождающей их картинкой. Визуальный ряд в ремесле всегда проще достигается, чем сила знака. Знак в данном случае ближе к прямому влиянию на то, что все видят, но молчат, потому как не знают, как сказать – интерпретаторы становятся «новыми учителями» примерно как также как «новые деньги» выдаются за «старые».

Новая элита – ремесленные мастера. Сюда попадают модельеры и спортсмены, артисты и журналисты – кочевое племя, задающее тон и драйв. Те, кто продает свой интеллект, придумывая новую оболочку прекрасного дивного мира, предлагаемого как эталон во всей полноте средств медиа-рынка. Самый достойный пример общественной формации элиты, построенной по этому принципу – полиобщества Китая, Кореи и Японии. Восточный дракон совершил мощный рывок в технологиях, как и молодые девушки и юноши поколения the best . Они успевают учиться в хорошем экономическом вузе, стажироваться в западных университетах, работать в заокеанской компании, при этом активно развлекаться. Самые умные из них открыли свое дело и продвигают его, часто не без помощи представителей старой элиты. При этом они именно ремесленники, стремящиеся к продукту не как к искусству, а как к средству для достижения в жизни комфорта и получения материальных благ для себя. Это отличает их от старой элиты, которая хотя бы на словах пеклась об общественном благе. Такова нынешняя жизнь.

Глобализм элитности или элитарности?

Современное общество перемешано вверх-вниз и в разные стороны. Это ни хорошо, ни плохо, так есть. Можно сказать, что мы стоим на пороге квазиобщества – сообщества бесконечно самопорождающихся связей всех со всеми. Ее самые яркие представители - casual , люди у которых есть время ходить на тусовки в модные места.

Вот здесь и стоит сказать о разнице между элитностью и элитарностью. А то чем тогда модная тусовка будет отличаться от магазина дорогой сантехники из страны правящей королевы, где очень хорошо ясно всем приезжим, кто элита, а кто – так, рядышком стоять пытается? Хотя и там футболисты и певицы начинают задавать тон, дружась с принцами, но новые большие деньги там до сих пор не открывают двери старейших учебных заведений. Только связи и кое-что еще.

Элиту делает элитой не вопрошание умелых полит-технологов о национальной русской идее и не воспитание олигархов жесткими мерами. Современная элита формируется выдающимися людьми общества, работая на это общество, трансформируя его, обладая признаками старой и новой элиты: породой, манерами, знанием прошлого уклада и ремеслом, новизной взгляда, готовностью идти в неизведанное. Мало выйти удачно замуж, надо еще принять гостей и вести дом. Мало сделать бизнес-проект, надо уметь его продвинуть и предложить как нечто захватывающее. Даже доходы не определяют сейчас места в кругу – надо стать личностью-инсталлляцией. Как? Но это уже совсем другая тема.

Элита: Sophisticated

Сим английским словечком, понятным в наше англизированное время милостивым читательницам без перевода, обозначаются представители старых родов, принадлежащие к современной элите Старого и Нового Света. Или к тем винным дрожжам, что олицетворяет в нашей стране аристократизм, снобизм, легкую манерность библиофила, много учившегося и много работающего ценителя антиквариата и эффектных женщин. Или к той хлебной закваске, что демонстрирует открытость, тонкий юмор, милую естественность и своеобразный уют эстета, творящего в своих ресторанных проектах карнавальное начало по Бахтину и диалектику, то бишь, единство и борьбу противоположностей, по Гегелю. Фамилии наших соотечественников, принесших нам этот image несколько лет назад, став гражданами мира, можно не называть – они на-слуху. Но самые наблюдательные уже догадались, что речь идет о мега-фигурах миров высокой моды и роскошной еды, что периодически интервьюируются глянцевыми журналами. Поэтому для наглядности позвольте предложить благопристойные и нравоучительные описания выдающихся представителей общества за пределами нашего круга.

Портрет элитарности.

Что общего между французским придворным 1515-1547-х гг. при дворе доброго короля Франциска I и олдовым волосатым системщиком, российским хиппи 1967-1990-х гг.?

При любых обстоятельствах придворный должен вести себя совершенно естественно, быть готовым рассмеяться, уметь шутить, блистать в светском разговоре, танцевать, участвовать в турнирах и поединках, обнажать шпагу, если служба королю требует того. И всегда должно складываться впечатление, что он делает все без малейших усилий. Когда он вступает в разговор, его речи не бывают неуместными, непристойными, шутовскими. Он всегда представителен, любезен, добр, скромен, осторожен и великолепен в своем наряде.

Лохматые, в залатанной и сильно потертой одежде, иногда босые, с холщовыми торбами и рюкзаками, расшитыми цветами и исписанными антивоенными лозунгами, с гитарами и флейтами парни и девушки прохаживаются по скверу, сидят на скамейках, на лапах бронзовых львов, поддерживающих фонари, прямо на траве. Оживленно беседуют, поют в одиночку и хором, закусывают, покуривают.

Они истинные sophisticated , личность-инсталляция. Самая что ни на есть элита общества своего времени – элитарные носители власти и влияния на людей. Совершенно иные, чем отпрыски элитных семейств, честно отрабатывающие родительскую икру преумножением семейного благосостояния в виде воспеваемого среднего класса. Не обольщайтесь, если вы и есть этот самый средний класс, что вы элита. Потому что за истинную элитарность надо платить в соответствующую кассу.

Цена вопроса

Касса принадлежности к элите это вовсе не мелькание в glam -журналах в фоторепортажах с party -закусывания-выпивания-показывания у нас. И совсем не охота западной желтой прессы за мешками под глазами и разлохмаченной прической при попытке сходить в магазин у них. Не будьте наивны. Хотя представленные таким образом люди как раз и есть по большей части не милые светские бездельники, а работящие мастера-ремесленники. Элитарные люди общества, придумывающие нечто новое и прогрессивное. Вам хочется знать, как стать такими же? Извольте:

Как известно, мы все думаем мозгами. Представители элиты тоже, только другими. Не очень давно ученые договорились считать, что мозг, это не только серое вещество в черепе, но и система нервных окончаний до пяток и часть сердечно-сосудистой системы. Вопросами постановки элиты на конвейер в нашей стране занимались много лет в поликлиниках 4-го управления, Совмина, науко-градах Фрязино и Дубны. Точные адреса хорошо известны нашим старшим родственникам, если они были известными актерами, учеными или партийными руководителями. Блистательный врач Игорь Родштат много лет консультировал, лечил и изучал тех, кого и сейчас назвали бы very important person в полном написании. По его наблюдениям ценой за прорыв к новому является глубокая депрессия, характеризующаяся тотальным одиночеством, душевной опустошенностью и творческой мукой. Которая и есть цена за новый взгляд на мир, власть и влияние на окружающих. Связана она с необходимостью длительное время пребывать в измененном состоянии сознания, чтобы озарение можно было изложить понятным всем языком. Опуская избыточные физиологические подробности и сильно упрощая, добавлю, что для интенсивной работы мозга требуется глюкоза, получаемая организмом из сладкого. Вырабатывает глюкозу печень в состоянии покоя, но мало: мозг нуждается для активной деятельности в 420 единицах глюкозы, а печень вырабатывает всего 400. Дополнительную нагрузку по деланию глюкозы может взять на себя сердце, если организм молодой и сосуды у него физически хорошие. Мозг получает дополнительный канал энергии – больше глюкозы, а владелец здоровой сердечно-сосудистой системы возможность стать выдающимся артистом, ученым или руководителем надолго. То есть не сгорит ни через год, ни через два, ни через 5-6 лет, что вообще роковой рубеж для большинства творческих профессий. А это и требуется для того, чтобы стать элитарной личностью. Дополнительно надо научиться, постоянно делая подобные экзерсисы со своим организмом, регулярно преподносить на суд общества материализованные плоды мозговых атак в понятном для общества виде.

Код власти

Но современная элита не была бы никакой не элитой, если бы все решала физиология. Натренировать сердце к нагрузкам можно и в спортзале, как тренировали космонавтов. Только элитарной личностью среди них был первый, у остальных не сложилось. Значит, исследуем дальше. Например, рассмотрим элиту как функцию в обществе. Общество – это система связей. Элита – это власть. Власть – управление. Управление – реализация цели через манипуляцию. Цель – то, что движет общество вперед. То есть то, что элита хочет делать. Вывод: элита манипулирует обществом. Ведь элитарным людям закон не писан, вот они и творят, что хотят. Хорошо, если на общественное благо. Вышеупомянутый портрет придворного был сочинен в начале Ренессанса в Европе. Антиподом ему приведено описание детей-цветов – сколько глоток по обе стороны океана сокрушалось о них, как о людях, потерянных для общественно полезного труда?! Что, впрочем, не мешало и тем и другим изысканно управлять в их время, потому что законы власти одинаковы, надо только знать схему.

Расскажем страшное тайное:

Аморфное общество становится стройной общественной структурой через систему связей с помощью Главного Символа. Задача символа – трансляция квинтэссенции смысла через его значения. А Главный Символ управляет реакцией окружающих. В ходе формирования любой среды этот символ выделяется спонтанно. Любой придворный и любой хиппи, как носители символов своих обществ, наполнены знанием ожидаемой реакции от окружающих – они ее транслируют через задачи своей повседневной деятельности. У некоторых получается лучше, у некоторых – хуже. Навыки самопрезентации вырастают через авторитет и миф Главного Символа, который выделяют его лидеры. Они готовы намеренно создавать собственный символический образ, то есть себя, для манипулирования поведением окружающих. Лидер становится символом общества и главным авторитетом. Качественный лидер сливается с Главным Символом, творя самим собой миф о себе. Благодаря мифу происходит манипуляция обществом через разделение на близких, совпадающих с Главным Символом, и неблизких, делящихся на нейтральных, и враждебных. Близкие становятся слоем управления – элитой. Авторитет лидера через миф Главного Символа осеняет окружение – оно начинает принимать на себя функции власти. Реализуется максима: «Разделяй и властвуй». Возникает деление на элиту вокруг и элитарных личностей во главе. Следующий шаг сформировавшейся элиты – создание мифа о Главном Символе. Утилитарно миф представляет собой сгусток ценностей, норм, правил, традиций - sophisticated . Это и принимается за признаки элитарности, на деле являясь маркерами элитности. Разобравшиеся в этой схеме формирования Главного Символа через авторитет и миф на деле – та самая элитарная элита, которая всем управляет, подчиняя власти свои «символы»-желания.

В этом месте следовало бы ужаснуться такому прямому манипулированию и открытому цинизму, если не было бы все абсолютно добровольно и прозрачно для всех, кто не в системе Главного Символа. Все участники этого действа связаны символической системой, снова и снова ими воспроизводимой, уровень за уровнем, знак за знаком, сигнал за сигналом. Система не злобна, она последовательна в своем описании, что и создает ее как внешнее выражение внутренних законов. Это – главный принцип любой системной общности: хотите развиваться в гармонии? Укажите в описании системы, что она – не истина в последней инстанции и вообще явление ограниченное. Пример – научная деятельность.

И чем более разветвлен и размножен в знаках Главный Символ, чем более он пронизывает разные уровни жизни через мышление и телесность, тем более ригидна и замкнута вся система. Необходим универсальный способ передачи о самом Главном Символе, а носитель должен быть прост в обращении, утилитарен, не требовать сложной схемы поддержания в рабочем состоянии и понятен на любом уровне. Этот носитель: телесность. В данном случае, это весь набор маркеров состояний и реакций от сленга (вербального носителя) до тела (фитнес- и спа-культура). Телесность выступает как универсальное поле общественного смысла – того, самого загадочного вектора, который сейчас именуется модным словом тренд. Сгусток возможностей и вероятностей, становящийся зримо-явным для всех и разделяемый всеми в сообществе, подчиненном Главному Символу. Телесность становится знаковой принадлежностью к общему: из общего она позволяет выделиться в индивидуальное, буквально скопировав чужие взгляды сверху вниз и снизу вверх. Она становится проводником Главного Символа как информационный носитель: «что я поглощаю, то я и есть», иначе, телесность такова, какой продукт употреблен. Не зря говорят о конце прошлого века как об эре великих топ-моделей – они были исключительны и харизматичны своей собственной телесностью. Сейчас каждый может выглядеть похоже, наняв соответствующих специалистов. Уподобление «самому-самому» через тело – от пластической операции Памелы Андерсон до объемов Кейт Мосс – доступно каждому. Абсолютный пример такого рода – мания похудания как наиболее проявленный знак гламурности. Кстати, сам glamur, как стиль жизни и образ телесности, явление послевоенное. Когда появилась еда и возможность доставлять себе простые удовольствия, Европа и Америка бросились их получать. Появилась роскошная, эффектная женщина – мечта солдата и истинного мачо-победителя. 70-е принесли образ худой Твигги и красавца-мужчины лондонских стиляг. А дальше возник порочный круг: больше удовольствий – больше ригидной и замкнутой телесности, больше напряжения – нужны все более сильные стимуляторы. А значит, система изнашивается быстрее и разрушительнее, в некоторых случаях без возможности восстановления (алкоголизм и наркомания как крайние выражения).

То есть, любое сообщество людей как система, ориентированная на Главный Символ, развивается только в рамках этого символа, пока не исчерпает его возможностей для управления ситуацией. Пример – армия и больница, которые существуют только за счет внешнего постоянного притока новых участников игр с Главным Символом: через контроль и боль новобранцев и больных, через узнаваемость телесности и образа действий военного и врача. Жесткие системы не плохи и не хороши – они есть, как есть многое в этом мире. И пока в этом мире мы выражаем себя с помощью тела, его символическое изменение (телесность) составляет Страшный Тайный Секрет влияния элиты на массы. Пример – мода как стремление быть как все и не быть как все одновременно – расщепленное желание, используемое как средство и цель одновременно. В этом сливается Символ управления и Секрет управления: система символически клонирует сама себя через телесность членов общества.

Декодер влияния

Законы действия символа просты, и умение манипулировать им дает реальную возможность стать лидером. Снова и снова элитарные строители пытаются воплотить « the great new world » – идеальную модель и символический мир своих утопий-фантазий. Только получается обычно тирания – посмотрите на Запад, взгляните не Восток. Империи рушатся, властителей свергают…..Прямо какой-то злой рок преследует благодетелей. Вам интересно, что им мешает?...

Опубликовано: Gazarova, 26.07.07



Материалы по времени опубликования:

«  ранее:  Мечты, телесность и душа (из темы "Терапия") «

»  далее:  Психологическая граница как телесный феномен (из темы "Психология") »

 


Хотите узнавать об обновлениях на сайте? Впишите свой адрес и нажмите кнопку.

Чтобы отписаться, пишите мне на gazarova@telesnost.ru




Работает на
Movable Type 3.14