ТЕЛЕСНОСТЬ.ru

Впервые здесь?.. | Задать вопрос

найти на сайте:

Альфа

здесь про тело

Омега

здесь про дух

Пси

здесь про их
взаимодействие

Терапия

здесь  про терапию души-телесности

Вы находитесь здесь:
ТЕЛЕСНОСТЬ.ru / Альфа  / Метафизика анатомии / Ощутимая бренность

   

Ощутимая бренность

Л. Е. Этинген

(Главы из монографии «Как же Вы устроены, Господин Тело?» печатаются с личного разрешения автора)

Продолжение. См. предыдущие публикации.

Как это ни странно на первый взгляд, но очень долгое время врачи (анатомы) не могли договориться на сей счет. Казалось бы, чего проще: взять и просчитать по любому скелету. Однако складывать надо не механически, а обладая определенными сведениями, появление которых иногда значительно запаздывало по сравнению с умением производить арифметические расчеты. И трудно исполнить библейское «перечесть все кости мои» (Пс. 21:18). Читателю поэтому придется сдвигаться во времени, пересекать материки, поспевать за модификациями взглядов, числовыми фантазиями. Вот примеры этого разнообразия.

360 костей — такое количество называли последователи Жуд-Ши — это из врачебной науки Тибета. Кстати, таково же количество градусов окружности. Мыслилось так: на один градус — одна кость.

306–300 костей — в книгах древнеиндийского хирурга Суш-руты, а также согласно воззрениям древних китайцев. 248 — считал сирийский ученый XII века Абусаид. Таково же количество и по представлениям древних евреев. Иосиф в романе Л. Фейхтвангера «Иудейская война» разъяснял: «Наши женщины воспитываются не для молитв… Они обязаны соблюдать запреты, но не повеления. У нас триста шестьдесят пять повелений, по числу дней в году, и двести сорок восемь запретов, по числу костей в человеке». 219 костей у человека — констатируется в знаменитом салернском «Кодексе здоровья». Кстати, южноитальянское Салерно начала XVI века отнюдь не захолустье, а место пребывания первого в Западной Европе медицинского учреждения.

Скелет человека
Объяснить весь этот разнобой следует, конечно, не изменениями скелета по мере смены поколений, а тем, что к костям относили всевозможные элементы, например зубы. Однако тут лишь чисто внешнее подобие по твердости, а не по строению (по своему происхождению зубы ближе к чешуе, покрывающей кожу у таких наших далеких родственников, как акуловые рыбы. Уместно напомнить, что в путаницу с числами внес свою лепту и древнегреческий философ и ученый Аристотель, уверенный в том, что зубов у мужчин больше, чем у женщин).

К костям причисляли и элементы органов, имеющих хрящевую основу, к примеру гортань, и просто твердые ткани — ногти. Имело место и элементарное незнание анатомии, в частности мелких костей черепа. Так что причин к количественно фантастическому приумножению костной ткани не перечесть.

Кроме того, количество костей у разных людей, действительно, варьируется. Связано это с индивидуальной изменчивостью, а также наличием или отсутствием маленьких косточек, называемых сесамовидными. Самая большая и постоянная из сесамовидных костей — надколенник (известная всем «коленная чашечка»).

Следует упомянуть также, что у нас неодинаковое число копчиковых позвонков, разнообразны и непостоянны так называемые «вставочные» в швах черепа мелкие косточки. Значительно реже встречаются такие варианты развития, как сверхкомплектные ребра — на шее и в поясничной области.

Назвать можно и другие причины. В те времена, когда вскрытия были запрещены, древние китайцы-мужчины не сомневались, что ребер у них двенадцать пар, а у женщин — все четырнадцать. Отсчет позвонков путало исследование трупов обезглавленных преступников: карающее в руках палача орудие не считалось с анатомическим строением, и иногда вместе с головой срубалось и несколько позвонков. Постепенно уточнили, что нижняя челюсть человека является парной костью лишь у новорожденных, а к концу первого года жизни становится единственной. Выяснилось, что и в сердце человека, в отличие от некоторых животных, вообще нет костей, а встречающиеся иногда в нем или же в околосердечной сумке твердые образованияесть результат омозоления, возникающего вследствие воспаления.

Так сколько же костей на самом деле? В современных учебниках иногда неопределенно указывают — более двухсот: что-то в среднем 208.

А может ли быть меньшее количество костей? — Может. Я видел фотографию женщины, у которой врожденно отсутствуют обе ключицы. Но это отнюдь не свидетельство, что со временем грядет появление какого-то нового вида человека. Отсутствие ключиц — явное проявление случайности, то исключение, которое правило подтверждает. Можно привести и другие примеры такого «недокомплекта»…..

У человека, в отличие от ориентированных горизонтально далеких предков, голова давит своей тяжестью на позвоночный столб. Это, как и ряд других факторов, обусловило его форму не в виде флейты (намек на поэму В. Маяковского), а за счет образующихся в детстве изгибов в виде латинской буквы S.

На каждый элемент позвоночного столба падает определенная нагрузка. Наибольшая величина ее приходится на поясничный отдел. Нам, весьма нетипичным позвоночным, в силу вертикальности пришлось бы совсем тяжко, не позаботься эволюция о наличии специальных хрящевых дисков-прокладок между телами позвонков. Они не только частично поглощают приходящиеся нагрузки, но и соединяют и удерживают смежные тела позвонков, позволяя при этом выполнять разнообразные движения.

Все эти сложные анатомические взаимоотношения бывают нарушены при выраженном горбе. По примете, прикоснуться к чужому горбу — получить удачу.

Определили уже, что позвоночный столб включает 122 истинных сустава, 26 костно-хрящевых соединений и 365 связок. А чтобы сжать всю эту сложность, надо приложить нагрузку от 700 до 2000 кг!

Аристотель расценивал позвоночник как начало всех костей, подобно тому, как сердце — начало всех сосудов (вообще-то не так, но об этом позже). До него позвоночный хребет именовался «киль человека», «столб и источник жизни», ибо верили в возможности выработки главной опорой человеческого тела семенной жидкости. В сочинениях же по йоге можно найти ссылки на то, что позвоночный столб является горой Меру человека-микрокосма. А это та гора, которой на географических картах нет, но она, согласно буддийской космологии, находится в центре Земли, а вокруг нее лежат четыре континента.

Самый верхний отдел позвоночника — шейные позвонки рассматривались эскимосами как вместилище души. Первый из них, суставом связанный с затылочной костью, носит название «атласа». Термин не случаен, ибо в именительном падеже Атлас (греч.), а в родительном Атлант — это морской гигант, держащий на себе Землю и Небо; в более поздние времена — только Небо.

Название это попало в анатомию скорее всего как поэтический каприз, введенный в средние века Везалием. А до него позвонок этот именовался «первым» (Гален), «высшим» (Гомер; не удивляйтесь появлению в книге о строении нашего тела имени легендарного древнегреческого поэта. В нашу науку он внес много наименований). Кстати, ему и принадлежит в «Одиссее» описание Атланта,

…которому ведомы моря
Все глубины и который один подпирает громаду
Длинноогромных столбов, раздвигающих небо и землю.

Второму шейному позвонку (образно именуемому иногда «воротом», присуща такая анатомическая особенность, как наличие на его верхней поверхности зубовидного отростка. Именно вокруг последнего происходят повороты головы, столь важные в нашей жизни.

Жена Лота, племянника Авраама, покидая Содом, нарушила запрет. Она оглянулась, то есть захотела созерцать сакральное. Поэтому превратилась в столп. Поэтически это было оформлено Анной Ахматовой:

Взглянула — и, скованы смертною болью,
Глаза ее больше смотреть не могли;
И сделалось тело прозрачною солью,
И быстрые ноги к земле приросли.

Один взгляд стоил ей жизни. В окрестностях Мертвого моря внимание паломников обращают на один из соляных столпов, весьма напоминающий своими очертаниями женскую фигуру. Продолжая тему оборачиваемости, напомню, что и жена Орфея Эвридика по той же причине исчезает в царстве смерти.

Дьявола, обладающего ужасным ликом, видеть можно только спереди и никогда сзади. Напротив, Бога или вообще нельзя видеть, или только со спины из-за очень яркого для смертного света. Вот почему сказано было Моисею на горе Синайской: «…Ты увидишь Меня сзади, а лице Мое не будет видимо» (Исх. 33:23).

Остальные позвонки не имеют столь выраженных отличий, хотя анатомически сверху вниз каждый последующий является некоторым видоизменением предыдущего. В старинных китайских сочинениях утверждалось, что дух звезд оседает весной около 9-го позвонка, летом около 5-го, осенью около 3-го, а зимой около 14-го, а это, как пояснялось, где-то у самых бедер.

Дело в том, что, согласно йоге, через позвоночник проходит главный энергетический канал нашего тела «Сушумна». Здесь и находят сторонники нетрадиционной медицины биологически активные точки основных внутренних органов, их жизненные центры. Именуют их «чакрами», «эфирными лотосами», в тибетской медицине «хорло», по-китайски «тань-тхены»; можно встретить в литературе и название «колеса». В последнее время предложен термин «биоэнергетически активный центр». Есть попытки доказать, что именно здесь место скопления кровеносных сосудов, нервных волокон, являющихся «восходящими ступенями воздействия физических и психических процессов жизнедеятельности организма», их слияния и проникновения друг в друга. Чакры, будучи якобы центрами космического сознания, как воронки, втягивают энергию Солнца и звезд. Позвоночный столб поэтому выступает своеобразной антенной, связывающей человека с космосом, его энергией. Эту энергию чакры не только накапливают, но и преобразуют. Биоэнергия пребывает то в нейтральном, то в поглощающем, а то и в излучающем состоянии.

Теперь о крестце. По-латыни он носит название os sacrum, что в анатомии получило наименование «широкий», «объемистый», а то и «кость задницы». Но «сакрум» рассматривается и как священный предмет, священнодействие, причастное идее Бога, ему принадлежащее. А еще и как тайное, скрытое, одновременно внушающее благоговение и страх. Даже проклятое.

Изучающим наш предмет известно, что рядом с крестцом находится прямая кишка. Может быть, поэтому столь обширен разброс мнений о крестце — от священного до противоположного?

Этой кости у человека передается тяжесть всего туловища, головы и верхних конечностей. Давящие сверху силы как бы стремятся повернуть вперед основание этой кости, вставленной наподобие клина между безымянными (подвздошными) костями таза. Так образуется свод, опирающийся на головки бедренных костей. Крестец при этом выступает в виде своеобразного суженного книзу и вперед «ключа». Форма не позволяет крестцу устремиться вниз. Поэтому он неподвижен; старинные представления о том, что при родах между ним и подвздошными костями возможно размыкание, поверьте, не соответствуют истине.

В прошлом веке не сомневались, что таз у европейцев «овальный», у американцев «круглый», у монголов «четырехугольный», а у представителей черных рас «клиновидный». Как и констатировали большую величину таза у «примитивных» народов по сравнению с «культурными». В копилку подобных описываемому анатомических недоразумений добавляли, что якобы имеется соответствие между формой таза и формой черепа. Заканчивается позвоночный столб копчиком, он же когда-то именовался костью заднего прохода. Обычно это 3–5 окостеневших, то есть спаянных друг с другом, позвонков. Происходит такое их объединение у всех, а не только, как ранее ошибочно почему-то предполагали, у женщин, да еще занимающихся верховой ездой.

У великого систематика животного и растительного мира К. Линнея есть упоминание о существовании Homo caudatus. С латыни эта словесная двоица переводится как «Человек хвостатый». Очевидно, знаменитый швед или неверно интерпретировал мифическое существование индийского хвостатого бога Ганумана, или слишком доверчиво отнесся к басням путешественников о короткохвостой макаке. Похожие легенды сопровождали творения Геродота, Плиния, древних римлян и греков с их хвостатыми сиренами, сатирами и т. п. Марко Поло был уверен, что хвостатые люди живут на Суматре и что имеются кое-где и люди с песьими головами. Может быть, сбивали с толку подвязанные хвосты? Найденные статуэтки свидетельствуют, что такие хвосты были у охотников на мамонтов. Кстати, и у некоторых индейских племен в Аризоне участники «танца змей» носили подвязанные длинные пушистые лисьи или волчьи хвосты. Древние египтяне верили, что именно такое украшение придает силу.

До XVIII века испанцы, да и не только они, не сомневались в том, что хвосты имеют фиджийцы, евреи, англичане Девоншира и Корнуэлла, беарнцы во Франции, каботы, живущие у подножия Пиренеев, коренные жители Бразилии. Антропологи весьма бурно обсуждали в это же время, имеют ли все члены племен на острове Борнео, в лесах Амазонки и в некоторых других регионах такую анатомически выраженную особенность. Кое-кто пугал простодушных, что хвосты могут у человека в гневе подниматься и что существуют даже специальные скамейки, где для удобства проделаны нужные отверстия. Однако достоверно потрогать такой анатомический объект, как хвост, пока что можно лишь у животных. У читателей и автора этой книги — уверяю вас! — хвоста нет. Но был — в конце первого и в начале второго месяца эмбриональной жизни. С третьего же месяца этой жизни он обычно исчезает, и лишь очень и очень редко его могут предъявить представители нашего вида. Сам Н. В. Гоголь считал гнусным и неприличным утверждение о рождении Ивана Никифоровича с хвостом. Правда, описаны случаи, когда сей вырост достигал 25 сантиметров. А о том, что у ведьм, бесов, домовых сей вырост в наличии, я и распространяться не буду. Старинную обывательскую молву на этот счет мне сегодня уже не преодолеть.

Другое дело, что звероподобных хвостов с выраженными позвонками у человека достоверно никто не видел. Бывает нечто, напоминающее свиной хвостик, обладающий, как известно, загнутым кончиком. Помните «Сто лет одиночества» Габриэля Гарсия Маркеса? Ведь там можно прочитать, что в результате близкородственного брака родилась, нет, не игуана, чего ужасно боялись, а мальчик с хвостом — хрящиком с кисточкой на конце. Писатель в одном из интервью как-то признался, что выбрал новорожденному такой хвостик из-за полного несовпадения с действительностью. Это явная ошибка: встречающиеся хвостики чаще всего именно такие.

Все это (я имею в виду общность происхождения нас, не таких уже оказывается бесхвостых, и наших более или менее отдаленных по эволюционной лестнице родственников — хвостатых, общность, доказываемую Ч. Дарвином) ужасно кое-кому не нравилось. Появление обезьян иногда пытались объяснить результатом вырождения человека. В древнегреческой мифологии есть сюжет о керопах, населяющих остров Питекуса (буквально «обезьяний остров»). Они были превращены Зевсом в обезьян за дурную привычку постоянно лгать.

Присовокуплю к этому весьма категоричное мнение одного из персонажей А. П. Чехова, что если бы человек, властитель мира и умнейший из существ, действительно происходил бы от глупой и невежественной обезьяны, то хвост у него был бы. Явно компромиссно хвостатые люди воспринимались как «недостающее звено» между человеком и обезьяной. Так или не совсем так, но исчезнувший хвост обездолил человеческий организм, пропал эффектный орган терморегуляции. Мы оказались без одного из органов мимики — все-таки плохо еще жестами можем сигнализировать о нашем состоянии, наших потребностях и желаниях; без балансира и пружины, без части тела, способствующей закреплению индивидуальных участков (бегемот для этой цели машет хвостом во время дефекации, разбрызгивая именно свой помет, запахово информирующий о территориальных притязаниях или привлекающий особи противоположного пола). Повторяю, исчезнувший хвост лишил человека и возможности гоняться за ним, как за своим, так и за чужими. Эмбриональной ликвидации хвоста должны быть особенно благодарны женщины, ибо в средние века он служил уликой в колдовстве. Мать ребенка с хвостиком рисковала быть обвиненной в сношениях с дьяволом или в тех же отношениях с животными.

Палец
Хвост — это отсутствующая «рука». Анатомы поэтому не удивились, что кости (позвонки), связки и мышцы хвоста бабуина оказались весьма сходными по строению с соответствующими элементами пальцев руки человека. Более того. Потеряв гибкий, так ласково, так упруго, сложно извивающийся хвост, мы лишились не только костных элементов, но и нервных сегментов в нижней части спинного мозга, и осталось здесь у каждого несколько регрессивных мышц. И, что еще хуже, мы обездолили своих маленьких детей, которым на определенном этапе развития просто необходимо держаться за чью-то юбку. Мамы, сменившие юбку на джинсы, лишили их и этой спасительной опоры.

Древние евреи называли грудную кость вместе с первой парой ребер «грудным ключом», «щеколдой» у верхнего отверстия грудной клетки. Такое анатомическое соединение приравнивали к кресту. Саму же кость чаще сравнивают по виду с коротким римским мечом, поэтому в ней выделяют и сегодня рукоятку, корпус (тело) и острие (оно же «мечевидный отросток»). Известный всем в те времена меч являлся объектом поклонения. В древности зачастую клялись, положив руку как на меч, так и на область грудины, расцениваемую как «щит сердца».

В наших учебниках можно прочитать, что грудина укрепляет пояс верхних конечностей. Шаманы именно этой кости придавали большое значение, производя от нее отсчет сторон — правая или левая. Алтайские охотники при разделке туши барана или овцы кусок грудины с приросшей к нему шерстью подавали самому уважаемому старцу.

Название этой кости «ключица» весьма говорящее. Но она лишь с большой натяжкой напоминает ключ, и то, конечно, не от нынешних замков. Скорее уж щеколду, задвижку. Прощупайте у себя: сзади она подходит к лопатке, спереди — к рукоятке грудины. Кстати, древнерусский глагол ключити (а это явно задолго до появления соответствующих железных изделий) означает «запереть». У некоторых позвоночных животных ключица бывает недоразвита. Самый лучший способ в этом убедиться — взять своего любимого домашнего кота и свести его плечевые суставы друг к другу. Коту явно не больно, нам так «сложиться» не удастся — ключицы мешают. К 1949 году было описано 50 наблюдений отсутствия ключиц у человека. И у таких людей можно было сближать плечевые суставы до полного соприкосновения.

Теперь о ребрах.

С каждой стороны их двенадцать. Семь верхних спереди подходят к грудине — поэтому их именуют «истинные», «законные»; три последующих также спереди соединяются друг с другом при помощи хрящевой дуги — их обозначают как «ложные». Два самых маленьких и последних «замурованы» в мышцах -они «колеблющиеся» (хотя колеблются они только на скелете). Все ребра нужны для защиты грудной клетки.

Затрону тему ребер в связи с легендой о происхождении Евы. В Первой книге Моисея: «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» (Быт. 1:27). Лучше все знают другое: «И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребер его, и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку. И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; и она будет называться женою, ибо взята от мужа (своего)» (Быт. 2:21–23). Отмечу, что сам факт создания чего-либо именно из ребра имел место еще до появления на свет Адама, Древние шумеры поклонялись богу воды Энки. У него как-то заболело ребро. По-шумерски ребро ти, но ти — это и «живородить», «давать жизнь». Появилась и врачующая Энки богиня Нин-ти — «госпожа ребра», ее также величали «госпожой, дающей жизнь». Не исключено, что эти представления и нашли отзвук в библейских повествованиях. У Генриха Гейне можно прочитать:

Из пыли и глины древнейших миров
Он создал мужчину — Адама.
Потом из мужского ребра и жиров
Была изготовлена дама.

Теперь вопрос о том, какое было использовано ребро. Их ведь двенадцать с каждой стороны. Но самые нижние ребра, в особенности у худощавых, через кожу видятся как бы обрубленными. Двенадцатое ребро, относимое к колеблющимся, самое короткое; передний конец его фиксирован мышцами. На жуткой совести средневековых инквизиторов оставляю информацию, что для создания Евы использовано было ребро кривое, поэтому, мол, женщина и наполнена всякими недостатками. Будучи столь несовершенной, она всегда обманывает. Хорошо хоть они не знали, что иногда (в 0,3–0,5 процентов случаев) у человека имеются так называемые добавочные ребра. Это типичная аномалия, проявляющаяся или на шее, или — уж совсем редко — в поясничной области.

Кости
Не следует в Библии все понимать буквально. Женщина имеет ту же природу, что и мужчина. То есть биологически они равны и дополняют, как всем известно, друг друга. Поэтому ребро — это символ, лишь поддерживающий историчность происхождения Евы от Адама («плоть от плоти», как сказано в этой священной Книге).

Древние врачи во времена, когда исследование костей было проблемой и нередко вообще запрещалось, предполагали, что у мужчин с левой стороны не двенадцать, а одиннадцать ребер.

Обращаю внимание, что обычно левая сторона считается «женской», а противоположная — «мужской». В Полинезии у маори фигурирует предание о том, что женщина для Первочеловека сделана была им самим из собственного левого ребра. Причем имя ее было Иви, что и означает «ребро»; аналогичны предания и у каренов в Бирме. Кстати, ребра с правой стороны действительно длиннее, чем слева. Может быть, это и из-за того, что обычно у большинства грудина смещена влево примерно на полтора-два сантиметра.

И последнее о ребрах. Как анатом рискну предположить: на создание Евы использовано было именно ребро потому, что общее число нервов у каждого из двенадцати ребер с одной только стороны достигает полутора тысяч. Где вы еще найдете такую чувствительность?

Лопатку мы относим к так называемым плоским костям. Она и призвана, как аналогичные по устройству тазовые кости, защищать полость. В данном случае — грудную. Как копательные орудия человеческие кости не применялись, лишь в древности на территории Северной Америки в качестве мотыги использовали лопатки буйволов.

Если углубиться в латинский термин этой кости, то scapula считают производным от греческого скепос — видеть. Дело в том, что скапуломантия является действом, а именно гаданием по лопатке. Племена североамериканских индейцев гадали на лопатках дикобраза. Гадать удобно: кость тонкая. Лежат лопатки довольно поверхностно. При движении, в особенности у бегущей лошади, перемещения лопаток хорошо виды. Это и стало основой выражения «…во все лопатки».

Ладьевидные кости
Выше я уже обещал рассказать о так называемых неуничтожимых костях на конечностях. Речь идет об имеющихся на кисти и стопе ладьевидных косточках, которые якобы сохраняются в разлагающемся трупе. Они необходимы как основа воссоздания всего тела. По-латыни такая кость называется os naviculare (навикуляре), но латинское navе — «смерть», готское naus — «труп», польское nawа — «ладья, гроб», древнечешское nav — «могила». И по-древнерусски, навь — это мертвец, покойник.

В индоевропейской мифологии мир живых от мира потустороннего отделяет вода, которая недоступна для переноса души. В далекие от нас времена именно в ладье практиковалось сжигание трупа. Гроб изготавливали ладьевидной формы. Напомню о ладье Харона у греков, о золотом корабле, на котором Один — верховный Бог в скандинавских сагах — переправляет героев в Валгаллу (чертог мертвых). В лодках хоронили викингов. Все это выстраивается в целую систему мышления о человеческих пограничных состояниях. И не только о них.

Этим я заканчиваю наш разговор о мифологии костей.

Продолжение следует

Опубликовано: Gazarova, 28.05.05



Материалы по времени опубликования:

«  ранее:  Березкина-Орлова Виктория (из темы "Наши авторы") «

»  далее:  Психология телесности в ракурсе личного развития (из темы "Психология") »

 


Хотите узнавать об обновлениях на сайте? Впишите свой адрес и нажмите кнопку.

Чтобы отписаться, пишите мне на gazarova@telesnost.ru




Работает на
Movable Type 3.14